Пауль Хиндемит – соната для контрабаса и фортепиано

Пауль Хиндемит – соната для контрабаса и фортепиано
Пауль Хиндемит

Соната для контрабаса и фортепиано Пауля Хиндемита была написана в 1949, и этот год оказался поворотной точкой развития репертуара контрабаса. Это была первая работа в XX веке, написанная композитором с по-настоящему международной репутацией, и, хотя Концерт Тубина (1948) и Басовый Квартет Гюнтера Шуллера (1947) также важны, эти композиторы все-таки принадлежат к другой лиге, нежели Хиндемит. Тем не менее, контрабасу потребовался гений Гэри Карра, чтобы подстегнуть интерес и побудить композиторов сочинять для данного инструмента. Из-за пробуждающегося интереса бесчисленные басисты заказывали, исполняли и записывали тысячи новых работы, и мы действительной находились в «Золотом веке» контрабаса.

_______________________________________

В промежутке между 1918 и 1955 годами Хиндемит (1895-1963) написал 21 сонату для дуэта для всех оркестровых инструментов, а также некоторых других – в частности, виоль д’амур, органа и саксофона-альта. Соната для контрабаса относится к 1949 году, она была написана 17-18 августа в Таосе, Нью-Мексико, где композитор и его жена наслаждались двухнедельным отдыхом. Однако не сохранилось свидетельств, объясняющих, почему соната была написана точно в то время, когда Хиндемит должен был подготовить работу для Академии Коннектикута, подготовиться к шести важным публичным лекциям для Гарвардского Университета, и сочинить оркестровую работу для Симфонического Оркестра Луивилля.

Одно из предположений состоит в том, что его издатель (Schott & Co. Ltd) попросил его написать сонату, которая была спешно отправлена в печать в начале 1950 года и впервые представлена в Вене Отто Румом (Ведущим Басом Венской Филармонии) и Герхардом Румом (фортепиано) 26 апреля 1950 года, хотя, судя по публикациям Архива Хиндемита, премьера состоялась 20 апреля. Композитор мог написать сонату в качестве расслабления во время отдыха, или чтобы прогнать скуку, но какой бы ни была причина, это – важное произведение в репертуаре сольных контрабасов, которое стимулировало других видных композиторов XX века сочинять для контрабаса.

Гэри Карр записывал сонату дважды; он вспоминает: «Я имел великое счастье – работать с Хиндемитом в мои студенческие годы в школе Джулиар. Я был невероятно впечатлен его лирическими музыкальными запросами (я был его басистом в камерной опере «Вперед и Назад») и его экстраординарно чувствительным слухом. Казалось, он мог слышать абсолютно все сразу – редкое качество для большинства дирижеров! Подобно Гайдну, его музыка серьезно страдала от чересчур академичного исполнения и, как и у Гайдна, его музыка очень лирична и глубоко заряжена эмоциями. Это бросалось в глаза при работе с ним, и также было заметно, когда я слышал, как Уолтер Трэмплер исполняел его произведения для альта без аккомпанимента. Несомненно, на это повлияла его концепция сонаты для контрабаса…»

Американский басист Филлис Эдвардс и Джордж Хантер (фортепиано), вероятно, дали премьерное выступление в США 6 мая 1951 гоад в Университете Музыки Иллинойса, и Рой Уотсон (контрабас) и Хьюберт Доукс (фортепиано) устроили премьеру в Великобритании в 1950 или 1951, в рамках курса Юношеского Оркестра в Ливерпуле. Рой Уотсон был преподавателем контрабаса и Хьюберт Доукс вспоминает: «…Мы нашли единственный способ достичь хорошего баланса – захлопнуть крышку фортепиано и положить музыку сверху!»

Когда Филлис Эдвардс готовила сонату для выступления 1951 года, она обнаружила аккорд, который выглядел невозможным; в изумительной статье журнала ISB (№ 1, Зима 1995, стр. 14-15) она вспоминает: «Не так давно я проверила недавнюю распечатку Сонаты для контрабаса Пауля Хиндемита (1949), Schott № 4043, чтобы посмотреть, какие ноты сейчас приводятся для аккорда пиццикато в конце, в 103-м такте, после третьего удара в басовой части (Ex.1). Возможно, не все знают, что в первом издании этой работы (1950 года) аккорд заметно отличался. Ноты басовой части в первом издании требовали аккорда, который невозможно взять (Ex.2). В последующих изданиях сонаты басовый аккорд был, очевидно, исправлен таким образом, чтобы ноты совпадали с нотами для баса в фортепианной партии. Это решает проблему исполнения, хотя, по моему мнению, в таком решении смысла. Я получила письмо более 40 лет назад от самого Хиндемита. Я спрашивала его о загадочном аккорде, готовясь к выступлению с его сонатой. Позднее, когда я обнаружила, что аккорд в самом свежем издании отличается от аккорда, данного мне Хиндемитом, я не смогла найти столь важное письмо с его правками. Но, наконец, письмо нашлось, и, думаю, люди согласятся, что данный аккорд гораздо лучше подходит к музыкальной линии… 6 мая 1951 года я исполнила сонату как концерт на факультете в Смит-Холле Университета Иллинойса вместе с Джорджем Хантером, бывшим студентом Хиндемита в Йеле, за фортепиано».

Письмо Хиндемита гласит: «У меня нет печатной копии и я не знаю, как этот нелепый аккорд мог получиться. Глядя на рукопись, я вижу такой аккорд (Ex.3). С приветом! П.Х.»

Аккорд, напечатанный в издании 1950 года (Ex.2), был довольно близок к оригиналу, там уже был си-бемоль (или ля-мажор, говоря негармонически), и единственной неверной нотой была ре, находящаяся ниже на один тон, чем нужно. В моей собственной копии сонаты, купленной, предположительно, в начале 1980-х, все еще находится неверный аккорд и я уверен, что и в большинстве более свежих копий – тоже.

1949 был занятым годом для Хиндемита, который сочинил три концерта и работу для детских или женских голосов (Kanon: Musica divina laudes) параллельно с сонатой для контрабаса. Соната была записана по меньшей мере дюжину раз; ее изобретательное и выразительное богатство в сочетании с ритмикой захватывают многие грани сольного контрабаса. Самые успешные записи передают лирические и напевные качества инструмента, контрастирующие с более резким и колким аккомпаниментом.

Самая первая запись, предположительно, была сделана Вольфгангом Нестле (контрабас) и Одой Клеманн (фортепиано) на долгоиграющую пластинку для Общества Музыкального Наследия (OR H-295) в середине 1960-х как часть полной Коллекции Камерной Музыки Хиндемита. Пластинка была седьмым томом и объединялась с Сонатой № 2 для виолончели, фортепиано и струнного квартета. Пыльный конверт мало что говорит о времени записи или выпуска; на нем просто упоминается, что соната была написана для сольной настройки и «после веселого начала в ритме 2/2, оживленное скерцо интригует своей частой сменой ритма. Третья часть также в очень свободном ритме, хотя в основном и медленная. Наконец, речитатив (свободный диалог двух инструментов) является переходом к сжатой коде в форме простого завершения песни» .

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Оставьте комментарий

Subscribe without commenting

Перейти к верхней панели